Sloniara
не в сети 6 месяцев
На сайте с 12.07.2017
Участник
Тем 1
Сообщения 1
17:16

Клубника со льдом

Дилижанс гремел по брусчатке Вест Энда, миновав Сохо, вкатил на Блумсбери сквер, и наконец остановился у непримечательного особняка. Нас встречали суровые каменные львы у ворот и швейцар при полном параде. Правда в отличие от чопорных представителей профессии, виденных ранее: благообразных бакенбард, осанки, благородного налета многих поколений предков-привратников, этот был куда более похож на вышибалу. Эдакого цербера с многолетним стажем портовых кулачных боев, по ошибке облеченного в мундир вышколенного слуги.
Он впился цепким взглядом сначала в меня, затем в мою спутницу, и наконец, в визитку.
Цербер кивнул.
Дверь в полумрак холла открылась, приглашая войти.
- Как думаешь, она будет здесь? - шепнула моя спутница.
- Думаю, да, Ги, - улыбнулся я.
Тень недовольства скользнула по бледным щечкам Ги. Малышка полагала, и надо сказать - не без оснований, что недавнее путешествие в Сингапур, морозы Петербурга, сырость Венеции - все служило одной цели. Встрече с Королевой.
Так называл ее я.
Так называла ее и Ги.
Сегодняшней целью было явится на закрытый аукцион: надо сказать, что выбить приглашение, надавив на очень специфичные знакомства даже мне было довольно нелегко.
Закрытый аукцион для сильных мира сего штука сама по себе интересная.
Специфическая.
Это не Сотбис и не Кристис. Ушлые репортеры из Таймс не напишут на утро, что статуэтку самого Челлини продали за десяток тысяч фунтов такому-то лорду. Нет.
Здесь помимо произведений искусства встречаются иные лоты, к искусству отношения не имеющие. Либо имеющие, но по понятным причинам на глаза почтенной публике на попадающиеся.
Мы вошли в зал.
С десяток посетителей, в нескольких из них я узнал солидных денежных мешков, прогуливались осматривая экспонаты.
- Это "Венера" от Тициана, обрати внимание, Ги. Какая именно из них, не знаю. Много было у Тициана этих Венер. Но эта по слухам месяц назад была украдена из галереи Уффици. Главный лот сегодняшнего дня, кстати.
- Королева приедет за ней? - игриво спросила Ги.
- Нет, что ты.
- Мы купим картину для нее?
- Скоро узнаешь. Не ревнуй.
Нет, не за Венерой я сюда явился. Компас внутри меня выжигал мой рассудок близостью цели, а сердце норовило выскочить из груди.
Азарт.
Тогда, в Сингапуре, я был близок как никогда, но Королева, моя прекрасная леди, сумела меня опередить, оставив ни с чем.
Русская зима принесла мне удачу, а вот узкие заплеванные каналы близ дворца дожей - очередное поражение.
Мы шли друг за другом по пятам.
У каждого была цель.
И сегодня, словно охотничий пес почуявший добычу и сделавший стойку, я ощутил как много-много раз до этого, за многие и многие десятки лет: вот оно. Снова оно.
Не в забытой и краденой Венере Тициана. Не в гравюрах.
Обычные статуи. Лучший способ спрятать мелочь всерьез и надолго.
Датский мастер Бертель Торвальдсен, из славного города Копенгагена, помимо того что был великим скульптором, знал толк и в тайниках.
Гера и Афродита.
Две малоизвестные его работы.
Страсть и зрелая мудрость. Они стояли рядышком: посетители мало интересовались ими.
Мрамор и холод. Но холод не камня и не отточенного мастерства гения, а ледяное дыхание того, что таилось внутри. Компас внутри меня затих, стрелка прекратила бешеную круговерть: здесь.
И все же был выбор.
Компас вблизи тайника затихал и становился, к сожаления, слеп.
Либо Гера, либо Афродита.
- Ги, малышка, тебе пора прогуляться.
Та недовольно надула губки, фыркнула: но послушно вышла. Она знает хоть и не всю Игру, но определенную ее часть - точно. И понимает - надо слушаться.
Так бывает безопаснее.
Ги вышла. В зал вошел давешний цербер-вышибала. Он еще раз окинул взглядом зал, добавил напора в газовые рожки. Стало светлее.
Стукнул молоток.
Затем начались торги.
Было откровенно скучно: все эти лорды, магнаты, сэры и пэры, бойко торговались между собой, я же следил за двумя неприметными статуями.
Внезапно повеяло холодом. Знакомым холодом.
Потный толстячок в мятом цилиндре с опаской прощупал меня взглядом. Узнал. Заволновался еще больше. Теребя трость протиснулся поближе к первому ряду.
Слуга Королевы.
Она не всегда приходит сама. Иногда присылает своих слуг: их у нее много, служат не за страх, а за совесть. Я сам был таким. Когда-то.
- Афродита, господа! Да, великий датский мастер несколько ушел от первичных христианских ценностей в сторону антики, причем выбрав мрамор, исключив обычную теплоту бронзы. Многие пеняли ему это в вину. Но это не значит что его гений будет обделен нами сегодня! - провозгласил аукционист.
"Как Афродита из пены морской", - подумалось мне. Мог ли мастер спрятать нужное мне в красивую распутную девку? Или же он предпочел зрелую и мудрую ведьму, коей я всегда считал Геру?
- Начальная цена, пять тысяч фунтов.
Потный толстячок поднял тросточку.
- Пять тысяч, раз...
На торгах с толстячком мы дошли до двадцати, потом я сдался. Пусть. Слуга Королевы- всего лишь слуга, Ги таится в холле, да и у меня в рукаве немало козырей.
А вот Геру приобрел я.
Дело было не в деньгах.
Сославшись на нечто срочное, толстячок попросил свое ценное приобретение немедленно. Аукционист милостиво улыбнулся сквозь густые усы и объявил о перерыве.
Слуги на тележке увозили небольшую статую Афродиты в холл.
Я же подошел к Гере.
Своей Гере.
И будто любуясь...
Сделал то, чего никто из присутствующих в зале не ожидал.
Словно неловко пошатнувшись, я оперся на статую богини.
Она накренилась.
Пошатнулась.
Упала на пол и разбилась вдребезги.
После грохота наступила мертвенная тишина.
Да, перья в руках писак из Таймс или Гуардиан уже дымились бы новой сенсацией. Двадцать тысяч фунтов в никуда.
Разочарование и злость обуяли меня. Не от этой груды мраморной крошки. Нет.
Гера была пуста.
А Афродита увозимая потным толстячком, готова была разродится ценным призом для Королевы.
Я выдохнул, и провожаемый сочувствующими, злорадствующими, а порой и вовсе безразличными взглядами, чеканным шагом двинулся в выходу.
Ги должна задержать слугу.
Я сделаю остальное.
Двузарядный Лепаж в кармане сюртука весомый козырь во множестве споров.
Вновь повеяло знакомым холодом.
Раздался грохот.
Выбежав из холла я увидел Ги и толстячка. Увидел обломки статуи.
Афродита была мертва.
Вот только в отличие от Геры, она не была пустой.
Но содержимое ее тайника, чудной формы снежинка - ай да славный мастер Торвальдсен - белесой дымкой испарялось, таяло в огне разбитого плафона газового фонаря.
- Я не успела, - всхлипнула Ги.
- Тебе никогда не успеть, Кхайл,- буркнул толстяк на гэльский манер, и бочком-бочком попятился к выходу.
А компас в моей груди вновь закрутился: пока еще лениво, настраиваясь, но уже готовясь дать новые координаты.
- Ничего, - меланхолично сказал я.
- Ты сильно любишь ее? - устало спросила моя спутница.
- О, это долгая история, - улыбнулся я.
- Я уже год с тобой. Кто я тебе, Кайл? Чем она лучше меня? Да, ты спас мне жизнь и вытащил семью из долгового рабства, но...
Я вздохнул. Если бы Ги знала, что жизнь я ей спас случайно, да и пакетбот на котором она тогда плыла, утопил именно я... А что до денег: что значит это тленный мусор для пусть и бывшего, но - любовника древней сущности?
Сказать, что Ги чертовски удобна: в меру глупа, привлекательная, самостоятельна, способна на верные решения? Обидится. Но не уйдет. Расчет или чувства? Похоже и то и другое. Хотя я предпочел бы первое - там все ясно и просчитывается банальной логикой.

Нас ждал порт. Старый добрый порт, где вонь рыбы, гвалт докеров на разгрузке, лес мачт и грязная Темза. А еще там был старина Джо Бок, капитан просоленной шхуны, мой должник и старый приятель. По крайней мере , он считал именно так, а я не разочаровывал его на этот счет: пусть.
Уже неделю судно ждало в полной готовности - я был предусмотрителен.
Джо пыхнул трубкой, деланно не удивившись нашему ночному приезду.
- Куда?
- Целься на Южный Крест, старина. На Карибах нынче сезон. Твоя лоханка дотянет?
Лоханка, на вид неказистая двухмачтовая шхуна, была помимо всего прочего оборудована новехоньким паровым двигателем, и на деле была способна потягаться почти с любым клипером.
Капитан хмыкнул. Юга, так юга. Там ночами тепло и порой отличная иллюминация в небе и на такелаже.
Замкнувшись в каюте, я пытался в который раз выстроить схему поиска. Компас был слишком привередлив и неточен. Королева - умна. Тайники - как и положено тайникам - таинственны и многообразны.
Морская болезнь сильно подкосила Ги, и она не донимала меня расспросами и флиртом.
Так прошло две недели.
Холод Атлантики сменился теплом Гольфстрима, айсбергов становилось все меньше, звезд в ночном небе все больше, и наконец марсовой заорал "Земля!", а в дымке горизонта показались далекие скалы.
- Антигуа. Тринидад. Тобаго. Сэр, вы ткнули пальцем в квадрат на карте, но не указали место, а на свадебное путешествие это никак не похоже. Что вы ищете, сэр? Возможно, смогу помочь лучше, если буду знать точную цель, - обиженно заявил капитан.
- Нет, Джо. Штурвал два румба на ост. Похоже, нам туда.
- Ну, туда так туда, - буркнул в бороду старый морской волк.
Островок был небольшим. Однако на нем были несколько поселений с обширными плантациями, небольшой порт и крохотная крепость еще с тех времен, когда флибуста бодро рубилась сталью с красными и синими мундирами. Времена каперов давно миновали, но и нынешним их потомкам палец в рот не клади - закон вроде как и есть, но не очень близко, а места гиблые: случается всякое.
А еще там было то, что нужно мне.
Почти вся команда сошла на берег.
Я же, оставив Ги в приличного вида таверне, направился по пыльной дороге не в город, а мимо него. Туда, где черные и бронзовые рабы полосовали тяжелыми кривыми ножами тростник и маис.
Спустя час плантации закончились. Компас не молчал, узкой тропинкой я поднимался вверх, к пику одной из гор.
Жаркий полдень звенел в ушах щебетом птиц и заставлял все чаще прикладываться к фляге.
Тропинка виляла. Иногда раздваивалась. Иногда вовсе исчезала. Но сбить меня было крайне нелегко. По крайней мере, не местным смертным.
Пахнуло водой. А еще плесенью и сыростью. Похоже, я подходил к болоту.
Здесь тоже была плантация. Небольшая. Для прокорма большой семьи, не более.
На грядках трудились рабы.
Приглядевшись к ним, я хмыкнул.
Не дурно.
Местные смертные похоже не так просты и кое-что умеют.
Щелчок пальцев закрутил ледяную пыль вокруг меня, отгоняя полчище москитов.
Кто-то их на меня наслал.
Сквозняк прошел через меня и облетел плантацию.
Спустя миг я знал, что к чему.
Бокор. Сильный бокор. Очень. Гри-гри на шее, руны вырезанные по всему телу, кольца и перевязи, перья белого петуха в волосах. Как ни странно, на плантации бокор был один. Он был в хижине.
Кажется, он обедал.
Пол посыпанный мукой, веве с призывами Лоа...
Почувствовав меня, он встал, сделав пассы руками.
Служители Лоа не сильны при свете дня.
Но этот был особенным.
Сквозняк нежно облетел вокруг него еще раз.
Кажется, теперь я знаю откуда у него сила.
Гри-гри на шее.
Кожаный мешочек с камушками, косточками, бусинками и треугольником из льда. Нетающего в жарких-жарких тропиках льда.
Какое все-таки смелое и забавное решение прятать лед на экваторе.
Где-то внутри хижины заухали черные барабаны, я словно сквозь стену тростниковой хижины увидел как полыхнули огнем черные свечи из свиного жира.
Ги не знает, что я ищу. Любовь слепа, и она наивно полагает что я пытаюсь заслужить милость женщины.
Я не развенчиваю этот миф.
Да и женщина действительно была любимой.
Пять столетий назад.
Потом многое изменилось.
Мы - изменились.
Я более не ищу ее любви.
Я ищу то, что составляет ее силу.
И что раскидано по всему миру волею рока.
Первый осколок, превратившийся в компас в сердце, когда-то даровала мне сама Королева.
Осколок - сила сама по себе.
Множество осколков в руках посвященного - меняют его самого и весь мир в придачу.
Когда-то глупый мальчик пытался составить слово "Вечность" не понимая что уже обладает им...
Оказавшись в руках у смертных осколок либо тихонько тает, отдавая себя другим и меняя их, обычно не в лучшую сторону. Либо, попав вот к такому вот сведущему недоучке, начинает набирать силу. И тогда бывает всякое.
Десяток крепких зомби на плантации, к примеру.
Бокор взрыкнул.
Зомби подняли мотыги и медленно двинулись в мою сторону.
Вот только у бокора осколок всего один. А во мне их - почти сотня.
Взревел ветер. Из тех , что ломают торосы и выстуживают неосторожных путников далеко от дома за неполную ночь
Холод сковал мертвое мясо. Поднятые мотыги переломили своим весом замерзшую вмиг плоть рабов.
Бокор завыл, пытаясь впасть в транс, призывая не защитивших его богов.
Боги молчали.
Маис покрылся инеем, листья бататов пожухли.
Стало темно, несмотря на казалось бы яркий тропический день.
Кольцо из льда сжалось на шее бокора.
Тот взмахнул руками, упал, забился было в агонии, но тут же затих.
Черные барабаны бумкнули последний раз.
А из мешочка гри-гри я вытащил то, что в прошлый раз упустил в Лондоне.
Льдинка казалось живой, совершенные узоры не в силах было растопить вновь выглянувшее беспощадное солнце.
Я расстегнул ворот рубашки.
И с силой вонзил ледяное совершенство в оголенную грудь.
Крови почти не было.
В последнее время ее вообще было все меньше и меньше...
- Я шла за тобой, Кайл. Это...это ужасно!
Ги с ужасом наблюдала как затягивалась на глазах рана.
- Почему ты не осталась в таверне? - грубо спорил я.
Она лишь молча заплакала.
- Ты убиваешь себя, Кайл.
- Я делаю себя сильнее.
Назад мы шли молча.
Молча сели на корабль.
Я неожиданно напился за многие годы. И только поэтому открыл дверь в ответ на робкий стук Ги.
Кажется, в тот вечер она долго плакала у меня на плече. Странно, с одной стороны мне это льстило, с другой же - сильно раздражало. Но я был слишком апатичен в хмелю, а потому терпелив.
- Далеко, далеко, на ледяном троне, окруженная верными слугами , сидит прекрасная королева. Иногда ей становится скучно и она насылает бури и стужу на мир людей - вымораживает деревни и топит корабли. А когда и эта забава ей наскучивает, она ищет себе живую игрушку в мире смертных. Одной из таких игрушек был я. Правда, я умудрился выжить, вырасти и заинтересовать ее. Уже не как игрушку. Она готовила из меня нечто особенное. Но все изменилось. Однажды, к нам пришла одна девчонка из мира смертных и сломала все...
- И ты решил отомстить?
- Я любил мой мир. Потом я любил ее. Еще я хотел отомстить, это ведь естественно, но я перерос и это чувство.
- И что же теперь?- Всхлипнула Ги.
- Уже скоро.
- Я боюсь. Тот осколок, позапрошлый, в Париже, после него ты впервые обругал меня.
А прошлый, когда мы мерзли в тундре, ты меня ударил. Тоже впервые. Что будет далше? Ты никогда таким не был. Ты пугаешь меня, Кайл. Становишься иным. Лед убивает тебя, и ты не замечаешь этого.
- Пустое. Хотя может быть и так. Но пусть. Скоро я обрету полноту силы. Тогда и порешим.
Выпроводив Ги из каюты, я влил в себя еще полпинты ямайского рома. Ги удобна. Но в последнее время стала слишком меня раздражать. Стала лезть не в свои дела и узнала слишком многое. И с этим что-то надо было делать.

А утром компас услужливо подсказал раскалывающейся голове, что следует брать курс на Исландию.
Страну вулканов, гейзеров, льда и скудной растительности. Даже викинги в былые времена забредали сюда не так уж и часто.
А еще здесь была одна из резиденций Королевы...
И если пройти дорогой гигантов вдоль радуги сквозь водопад древнего змея, не испугавшись диких потоков ледяной воды, подняться по базальтовым ступеням , выточенным древними северными ветрами, преодолеть грот забвения, где так приятно отдохнуть, просто слушая тишину...
Где-то позади всхлипывает Ги.
Упрямая девчонка в легкой летней курточке.
Я бывал здесь не раз. Пять сотен лет назад. В далекой прошлой жизни.
Знаю: на нас вот-вот должны напасть, и я уж точно не стану разменивать силы и защищать жалкую смертную.
Удивительно, но в замке почему-то нет слуг королевы. Где все великаны с каменными молотами, полчища медведей и волков, тролли и драконы...
Гулкие шаги рвут безмолвие каменных палат. Здесь много десятков лет не ступала нога человека.
Хотя человек ли я теперь?
В замке пусто, лишь вдали сияет огромный ледяной трон.
На троне она.
Королева.
Усталая, точеный бледный профиль в полумраке. Корона украшенная синими сапфирами лежит на коленях.
- Я ждала тебя. Ты хотел видеть меня, Кай. У нас обоих накопились вопросы, не так ли?
- Компас говорит, что осколок здесь. А я же теперь настолько силен, что способен дать бой в твоем же замке.
- Ты называешь это компасом? Забавно. Твой первый осколок лишь рамка от зеркала , что когда-то разбил тролль. Рамка помнит форму и стремится вернуть недостающие части на место.
Как, ты разве не знал? Тролль не создал зеркало. Он украл его у меня. Осколки, к сожалению, набрали власть. Побочный эффект. Посуди, может ли часть быть сильнее целого?
- Может, набрав силу у людей, питаясь их слабостями и пороками. Я недавно дрался с бокором. Но что еще важнее - я жил в мире людей. Мозаика сложилась в любопытную картинку. И вовсе не слово "Вечность" было написано на ней. Я видел войны и болезни, видел жадность, алчность , зависть и массу других пороков. А главное - когда я искал причину всего этого, я находил ее. В сердцах сильных мира сего. Ты ведь этого не знала? Побочный эффект, - расхохотался Кай. - Люди с радостью берут силу и преумножают ее. И им нет дела до цвета этой силы, цены и последствий.
- Ты вобрал в себя многое.
- Но не все. А сейчас я возьму все и стану рядом с богами.
Королева вздохнула.
- Я уничтожала осколки исправляя ошибки. Ты их собирал.
- Ты когда-то отравила меня.
- Прости, Я была иной. Юной и глупой, несмотря на бессмертие.
- Не стоит. За это я лишь благодарен. У меня появилась цель.
- У нас обоих появились Цели. Та девочка, пять сотен лет назад. Она искренне любила тебя. И вы прожили долгую и счастливую жизнь. Но ты не старел, и в конце концов вернулся назад.
- Да, в пустой зал мертвого дворца, где сквозняк играл мертвыми снежинками.
- Я исправляла свои ошибки, меняя мир, удаляя злое принесенное мной. Что-то удалось. Меня теперь ждут в ином мире. Куда тебе никогда не пройти, будь в твоей грудь хоть миллион осколков, Кай.
На миг пахнуло свежестью. Будто отворили дверь в весну, с ручьями и пением птиц, скрипом мельничного колеса и запахом свежеиспеченной сдобы.
Королева улыбнулась.
- Вот так-то, Кай. Осталось малое.
И вытащила у себя из груди прекрасную снежинку.
- Что же. Это последний осколок. Больше во всем мире нет. Если он тебе нужен...Подбери его.
И швырнула льдинку в пустоту зала.
С хрустальным звоном та покатилась под ноги Ги.
- Я ведь думала, что твои поиски приближают тебя к любимой женщине, Кай, - печально сказала Ги, поднимая осколок льда из сердца Королевы... Ревновала, но думала, что пусть с другой, но все же ты будешь счастлив.
- Прекрасна и желанна не Королева. Желанно то, что она в себе носит, - заворожено произнес Кай, глядя на льдинку.
- Это всего лишь лед, он обжигает холодом, Кай.
- Кстати, растопить осколок может более могущественная магия, нежели та, к которой ты стремился все это время, сказала Королева. - Подумай об этом. У тебя есть шанс ее обрести. Конечно, если захочешь. И тогда, кто знает, быть может мы еще встретимся.

Снова открылась дверь в весну. И закрылась, уже окончательно.
Королевы не стало.
Ги держала в руках последний осколок.
Кай с ужасом наблюдал как тот начинал дымиться в ее тонких пальчиках.
Завыл северный ветер, послушно пришедший на службу новому хозяину.
- Я дам тебе новую цель, Кай, - улыбнулась сквозь слезы Ги. - Если захочешь.
Свирепый Ветер, что легко крушил вековые деревья и поднимал бури, бессильно вился вокруг девушки, в легкой курточке.
- Более сильная магия, - задумчиво пробормотал Кай.
- Да, - чуть слышно прошептала Ги.
- Что ж, - пожалуй, у нас будет время попробовать.

Inna_Gri
не в сети 6 месяцев
На сайте с 13.07.2017
Участник
Тем 4
Сообщения 17
21:03

Романтика. Жаль, что так банально закончилось.

tige_elf
не в сети 1 год
На сайте с 12.07.2017
Участник
Тем 2
Сообщения 24
16:13

До середины примерно было интересно, хотя и сильно вторично, дальше стало уже "все понятно" и скучновато, но пусть будет плюс. 🙂

agava
не в сети 2 года
На сайте с 12.07.2017
Участник
Сообщения 20
18:55

Кайл - Кай. Это из очевидного. До середины был интригующий выверенный текст, потом действие начало развиваться скачками в ущерб качеству. Ошибка на ошибке.

Тема закрыта. Публикация новых сообщений запрещена.