19:32

- Покрывало! Держи покрывало! - голос девушки терялся в гвалте разбушевавшейся непогоды.
Она старалась собрать вещи в корзину. То, что было пока не под силу унести крепчавшему ветру. Колода карт снялась с места разноцветной стайкой. Соломенная шляпа, запутавшись в кустарнике, трепыхалась как обреченная бабочка, попавшая в паутину. А вот и покрывало вырвалось на волю из рук, пытавшейся сложить его хозяйки.
Время приближалось к полудню, который с утра обещал быть жарким. Ещё час назад, июльское солнце припекало, набирая силу, а окружающую тишину нарушали лишь ленивый плеск воды и редкое стрекотание кузнечиков. За эту невозмутимую умиротворенность и приглянулся пляж двум подружкам. И надо же было так испортиться погоде! Ласковый ветерок сменили резкие порывы, усиливающиеся с каждой минутой. Быстро потемнело и стало понятно, что бури не избежать. Девушки сразу засобирались домой, но всё развивалось стремительнее, чем можно было предположить.
Вики, худенькая, с тёмными, коротко остриженными волосами, пыталась одеться под этим пронзительным шквалом. Она почти не слышала подругу. Зато, несмотря на вой и шум стоявшие вокруг, всё отчетливее ощущала нарастающий гул. Странный низкий тембр из непонятного источника, нагонял страх не меньше, чем творящаяся вокруг неразбериха. На какой то миг, всё стихло, как будто великан замер, сделав вдох, прежде чем снова выдохнуть.
-Ты слышишь это? - Вики была близка к истерике - Что вообще происходит? - руки автоматически натянули затихшую футболку.
Ураганное дыхание возобновилось. Дина что-то ответила, но её слова утонули в бешеном океане звуков. Сама она отрешенно стояла посреди хаоса, оставив любые попытки отобрать что-либо у стихии, и лишь продолжала прижимать к себе корзинку, словно держась за неё. Поля пляжного платья хлопали по ногам, словно она хотела взлететь, но никак не могла оторваться от земли. Вики двинулась к подруге. Несколько разделявших их метров дались нелегко. Дина протянула навстречу руку и девчонки, как по команде, опустились на траву. Так у ветра было меньше шансов сделать их своей добычей.
Гул усилился и на землю обрушился огненный дождь Воздух наполнился вибрацией, которая волнами окатывала две сжавшиеся фигурки. Вспышки рассекали тёмное небо и неслись к земле, оставляя за собой огненные хвосты. Как будто, стая голодных комет набросилась на Землю. Атаковала внезапно и безжалостно. На всём небосклоне не осталось ни одного клочка, не прочерченного горящим следом. Секунды растянулись на длинные, нескончаемые минуты, пока последние раскаленные полосы в небе не стали затухать и всё успокоилось.
Вики поднялась на ноги, потянув за собой Дину. Та, как загипнотизированная, продолжала смотреть на восток. Потом, вздрогнув, вскочила и затараторила
- Это были метеориты! Да-да. Наверное, Земля прошла через их пояс. Нам просто повезло, что над нами все сгорели. Но в городе, скорее всего, могла произойти катастрофа.
Оглушенные и растерянные подруги направились к перелеску. Природа угомонилась также внезапно, как и разыгралась. Даже предполагаемые разгромы в городе выглядели сейчас маловероятными. Только странное новое чувство... То ли из-за никуда не исчезнувшей вибрации, то ли из-за необъяснимого света, так мало похожего на дневной. Их разум пытался подобрать хоть какое-то объяснение, лишь бы не поддаваться панике. Девушки добрались до велосипедов и выкатили их по выгоревшей траве на дорогу. Дина опешила, заметив у себя на локте полупустую корзину. Мобильник, оказавшийся внутри, был абсолютно мёртв.
Они молча доехали до автобусной остановки возле развилки, служившей им неизменным пунктом встречи. Здесь же, сегодня утром они шутили и дурачились, выбирая направление для прогулки. Дорога Вики поворачивала и, между двух узких улочек, убегала наверх. Дине предстояло ехать прямо. И каждая торопилась домой.
Девушки остановились в нерешительности, глядя на городок. Видимых разрушений на окраине было не видно. Вообще ничего необычного, кроме гулкой всеобъемлющей тишины. Это успокаивало бы, если бы так не пугало. «Перестань сама нагнетать обстановку!», - старалась успокоиться Дина. «Здесь всегда тихо, мало транспорта, особенно в выходной день.» Она вздрогнула от викиного прикосновения.
-Мне пора. Я очень волнуюсь за бабулю.
-Да, знаю. Созвонимся. - Кивнула Дина
Вики махнула рукой и свернула направо. Дина тронула педали и ещё раз оглянулась. Подружки уже не было видно: она скрылась за первыми постройками. «Мы зря расстались», - с тоской подумала Дина. «Но ведь всё правильно: викины родители в отъезде, а восьмидесятилетняя бабушка сама с трудом покинет квартиру. Да и мои, наверняка, с ума сходят...»
Дина катила по растрескавшейся брусчатке, удивленно оглядываясь. Ни паники, ни следов пожара. Но, несмотря на эту видимость порядка, на душе становилось всё более муторно. Улицы были не просто пустынны, а казались заброшенными и чужими. Откуда было взяться старому поваленному дереву на месте знакомой с детства площадки? Что произошло с цветом строений? Они только кажутся ей блёклой бутафорией в городе-призраке из-за этого странного света?
Ещё один поворот и в конце аллеи показалось четырехэтажное здание, наполовину скрытое деревьями. Она приближалась к нему, словно во сне. Двор встретил её тишиной, а сам дом казался не более чем остановившимся кадром. Девушка соскочила с велосипеда возле подъезда и толкнула легко поддавшуюся дверь. Вошла и стала подниматься по лестнице. Вдруг в голову закралась мысль: «А не наваждение ли это было там, у озера? И огненный дождь — лишь галлюцинация. У меня и сейчас темно перед глазами потому, что я перегрелась на солнце. Войду растрёпанная и перепугаю родителей.» Она замерла в пролёте между вторым и третьим этажом. «Нет, мы же обе это видели!» Последние ступеньки и знакомая дверь. Ключи? Наверное, в корзинке. Даже не пытаясь звонить, она толкнула дверь, как и ту, внизу. И эта, точно также открылась.
Они смотрели друг на друга. Стройное создание с человеческим силуэтом, невозмутимо разглядывало Дину. Его глаза не имели определённого цвета, как и волосы. Тонкое и бесцветное, как тень, оно стояло в прихожей её квартиры.
-Ты кто? - выдохнула Дина.
Существо очнулось и довольно проворно метнулось в гостиную. Девушка услышала слова, которые раздавались отовсюду одновременно, что смутило и напугало её ещё больше.
- Па, здесь ещё один!
Она двинулась следом за незваным гостем и остановилась. За маминым рабочим столом сидел чужак. Он был гораздо мощнее первого, но та же безликость только подчеркивала их родство. Его ледяной взгляд пронизывал насквозь. Раздирал всё нутро холодными невидимыми пальцами, проникая всё глубже. Младший был теперь у него за спиной и тоже не сводил с вошедшей глаз. А мысли неслись в голове, наскакивая друг на друга. Дина набрала побольше воздуха и решила, что сейчас прервёт весь этот кошмар. Она потребует ответов! Но сидящий заговорил первым.
- Мы рассчитывали на теоретическую вероятность того, что кто-то из вас сохранится. Но я был склонен полагать, что спустя столько земного времени, эта вероятность близка к нулю. - Он склонил голову, продолжая рассматривать Дину, а она сообразила: его звенящий голос звучит у неё в голове.
«Как бы он это не делал, но я понимаю его!» Странное лицо говорящего, без век и бровей, не выражало никаких эмоций. Он поднялся.
Наверное, ты последняя. Для землян прошло триста лет. Ваших лет. Земля теперь наша. Прощай. - и, величаво ступая, он вышел из комнаты.
Наступила тишина. До Дины стал постепенно доходить смысл сказанного. Упершись спиной в дверной косяк, она повторяла про себя его слова. «Так - не может быть! Это — страшный сон!» Мутное облако чувств, затянувшее в первый момент, начало постепенно рассеиваться. По телу разлилась слабость. Только мозг продолжал работать. Он кричал, что это ошибка и требовал объяснений. Он настаивал на каких-то действиях и отказывался умирать.
Она сделала шаг и опустилась на диван. Её старый диван, который как спасительный островок, посреди всего этого безумия, продолжал существовать. Дина поджала под себя ноги и стала переводить взгляд с одной знакомой вещи на другую. Она попробовала ни о чём больше не думать и это вдруг получилось без особых усилий.
- Почему ты не убегаешь?
Дина вздрогнула и переключила своё внимание с серванта на пришельца, наблюдавшего за ней.
Куда я должна бежать? - удивилась она, услышав свой голос. - Я — дома.
Все твои люди выбегали, - назидательно подумал-произнёс он.
Под «твои люди», он скорее всего имел в виду остальное человечество. Но Дине подумалось, что речь о её родителях. Которые, скорее всего, «выбегали», обнаружив в квартире этих уродов. Нормальное желание убраться от них подальше, или позвать на помощь. Девушка поняла, что он почувствовал её злость и желание вцепиться.
Это не поможет. Как не помогло тем, кто не кидался вон, а переходил в нападение. Мой организм сильно отличается от твоего. Моё тело выдержало и скорость, и атмосферу твоей планеты, без ущерба для себя.
Дина вспомнила огненный дождь из чужаков, с которыми не смогла справиться даже сама Земля. Он снова кивнул и, наверное, улыбнулся бы такой понятливой девочке, если бы улыбка была знакома его губам.
- Нам подходит этот мир. Мы не ведём войн. Мы просто входим в каждый дом и ждём пока те, кто населяют этот мир не исчезнут. Я объясню тебе. Каждый из нас — центр, запускающий бег времени или останавливающий его. Ты, находясь рядом, попадаешь в мой такт также, как всё в этом доме. Чем дальше от подобного источника, тем быстрее летели годы в момент нашего пришествия. Взрослому было достаточно выйти на улицу и он умирал от старости. Дольше дело обстояло с детьми, но всё заняло не больше пятнадцати минут твоего привычного хода часов.
«Они все рассыпались в прах, за эти века. С временем воевать невозможно.» - с ужасом думала Дина. «Или он пытается свести меня с ума. Чтобы я тоже, в слепой ярости, кинулась прочь.»
Это уже не имеет значения. Ты можешь жить здесь. Загадка того, как ты избежала общей участи, довольно интересна. Я думаю, это объясняется каким-то идеальным положением твоего тела в момент начала нашей эпохи. А позже, спадом общей активности. И, конечно, твой юный возраст. Тогда.
Последняя фраза ударила особенно больно. Дина медленно опустила глаза на свои морщинистые руки. И поклялась себе ни за что не смотреть в зеркала. Она закусила нижнюю губу, чтобы не расплакаться.
- Телефон ещё работает? - она и правда способна интересоваться такими вещами после всего услышанного? Но кто-то обещал позвонить.
Мы не пользуемся подобной связью. - И, проследив ход дининых мыслей, продолжил — Её уже нет.
Она ему не поверила. Ведь они же были вместе с Вики. Пришелец молча наблюдал за её действиями. Почему-то подумалось: «Ему интересно, чем всё закончится. И он напишет отчет: «Действия последней особи». Хотя, вряд ли они пишут и читают отчёты.» Он молча ждал её выбора. Или просто не мог как бы то ни было поступать. Они ведь не воевали.
Дина представила себе отведенную роль домашнего животного, боящегося на минуту быть покинутым хозяином. Этим молчаливым извергом, уничтожившим род людской. Она поёжилась. Лучше уйти. Смерть от старости все равно поджидала её где-то в будущем. Настало ли уже это будущее?
Она ощутила прилив негодования. Нет, не с такими мыслями уйдёт она отсюда. Пусть они отобрали у неё пару десятков лет, но это ещё далеко не дряхлость. Он сам сказал, что она особенная, а значит, у неё ещё есть шанс. А может сохранились и другие. Захватчик слишком самоуверен, чтобы всё предусмотреть. Вики могла вернуться к «их месту» на развилке и она верит, что Дина поступит также. Они доберутся до своей идеальной точки, прихватив, пожалуй, тёплые вещи и папин радиоприёмник, для выхода на связь.
Сборы были недолгими. «Взять нож, продукты из кладовки и бабушкин плед... », - взгляд упал на шкатулку с мамиными украшениями. Дина облизала солёные губы и, спохватившись, утёрла рукавом мокрое лицо. Бережно зажала золотое колечко в кулаке, и, не оглядываясь, вышла в коридор.
Она упаковывала рюкзак, всё под тем же пустым взглядом чужака, который, возможно, теперь размышлял от многообразии психозов у местного населения. Понимает ли он её мысли? Дина невесело улыбнулась и двинулась к входной двери. Оглянувшись в последний раз, поняла, что не испытывает страха ни перед ним, ни перед временем, которое предстояло ещё прожить. А уже оказавшись на площадке, услышала голос в голове: «Это самообман! Ты погибнешь!».
- Нет, - ответила она самой себе (или этому странному созданию). - Это — надежда хоть что-то исправить. Та самая надежда, что умирает последней, - и заспешила вниз по лестнице.

Вы не имеете права на публикацию сообщений в этой теме